Я против Туретта

Вторая часть книги «Человек, который принял жену за шляпу» называется «Избытки». Здесь разбираются слу­чаи заболеваний, связанные не с утратой, а сверхизоби­лием определенных функций: потоком галлюцинаций, болезненным восприятием, излишней раздражитель­ностью и маниями. Подобные «гиперсостояния» пре­допределяют повышенную чувствительность людей к восприятию жизненных событий, отсутствующую у нормального человека. Хотя формально подобные со­стояния являются болезненными, они пробуждают в человеке ощущение благополучия и жизненной энер­гии (хотя где-то в глубине их сознания живет мысль, что все это не может длиться вечно). Избыточные функции тесно переплетаются с личностью человека, что приводит к тому, что некоторые из пациентов от­казываются Я против Туретта от излечения.

Одним из примеров неврологических избытков яв­ляется синдром, впервые описанный в 1885 году. Жиль де Туретт был учеником ведущего невролога Шарко (так же как и Фрейд). Именно он описал неврологи­ческое расстройство, характеризующееся изобилием тиков, экстравагантных движений, выкриками руга­тельств, смешными звуками, странным чувством юмора и тенденцией к эксцентричным поступкам. Синдром затрагивал поведение человека в разной степени и имел разные формы проявления - от слабой до кри­тической. Поскольку синдром казался необъяснимо странным и встречался достаточно редко, в медицин­ском мире о нем попросту забыли.

Однако заболевание никуда не исчезло. В 70-х го­дах прошлого века начала свое существование Ассо­циация синдрома Я против Туретта Туретта, на сегодняшний день насчи­тывающая тысячи зарегистрированных членов. Прове­денные в этой области исследования подтвердили изначальное мнение Жиля де Туретта, что синдром представляет собой расстройство, сосредоточенное в «древнем мозге» (самой примитивной части человече­ского мозга), затрагивающем таламус, гипоталамус, лимбическую систему и мозжечковые миндалины — области, отвечающие за инстинкты человека и фор­мирующие его базовую личность. У «туреттов» отме­чается наличие большего количества нейромедиаторов в мозге, особенно дофамина (люди, страдающие болезнью Паркинсона, испытывают нехватку дофами­на). Для подобных пациентов эффективным будет курс лечения галоперидолом, направленным на устра­нение излишков дофамина.

Но синдром Туретта связан не только с химически­ми процессами Я против Туретта головного мозга, поскольку в моменты некоторых видов активности - таких как пение, тан­цы или актерство - у туреттов отмечается исчезнове­ние привычных для них тиков и форм поведения. Сакс отмечает, что в подобных случаях Я человека пе­ребарывает Оно, присущее их состоянию.

Здоровые люди считают, что они владеют своими ощущениями, реакциями и движениями, поэтому для них не составляет груда найти свое собственное Я. «Туретты» подвергаются нескончаемым атакам со сто­роны неконтролируемых нервных импульсов, поэтому возможность контролировать состояние своего Эго представляется для них сверхъестественной способ­ностью. Сакс пишет, что некоторые люди способны «вобрать в себя» синдром Туретта и объединить Я против Туретта его с собственным Эго, используя при этом в своих целях повышенную синдромом способность к мышлению; другие просто полностью подчиняются ему.



Рэй, молодой человек 24 лет, пришел к Саксу с син­дромом Туретта в его экстремальном проявлении. Ка­ждые несколько секунд он испытывал конвульсивные гики, пугавшие всех вокруг, за исключением людей, которые его хорошо знали. Обладавший высоким уров­нем интеллекта, сообразительностью, чувством юмора и прекрасным характером Рэй смог окончить школу и университет и даже жениться. Он устраивался на рабо­ту, но молодого человека отовсюду увольняли из-за его поведения, характеризующегося драчливостью и склон­ностью к выкрикиванию ругательных слов. Его син Я против Туретта­дром был «незваным гостем», которого он сумел «вы­вести в люди» благодаря игре на барабанной установке в джазовом коллективе каждые выходные, иногда с безудержными соловыми импровизациями. Он не ис­пытывал проявлений синдрома только во сне, после занятий сексом или во время занятий, выполнением которых он был страстно увлечен.

Рэй хотел попробовать курс лечения галоперидолом, однако волновался о том, что с ним будет, когда его ти­ки пропадут. В конечном итоге, он жил так, начиная с четырех лет. Когда лекарство начало действовать. Рэю пришлось заново познавать себя как личность. В тече­ние рабочей недели лекарство превращало его в здра­вомыслящего, свободного от тиков Я против Туретта - даже скучного - человека, но, поскольку он очень тосковал по своей ста­рой импульсивной и саркастичной личности (единст­венной личности, с которой он был знаком), он решил не принимать лекарства по выходным, чтобы оставать­ся «тикозным остроумцем», как он называл сам себя.

В данном случае, что представляло собой истинное Я Рэя? Сакс не дает нам ответа на этот вопрос, он лишь приводит нам эту историю как пример «твердо­сти духа», доказывающий, что внутри каждого из нас живет некое Я, стремящееся к самоутверждению даже перед лицом экстремального Оно, пытающегося под­чинить нас своей власти.


documentaxyxjwz.html
documentaxyxrhh.html
documentaxyxyrp.html
documentaxyygbx.html
documentaxyynmf.html
Документ Я против Туретта